О нравственном воспитании

24.09.2016

Дарья Молчанова:

Очередной министр на очередном совещании  в очередной раз изрек, что, мол, школа должна больше внимания уделять нравственному воспитанию детей… Кто же спорит?! Хотя, мне лично кажется, что лучше мамы с папой никто не сможет привить ребенку общечеловеческие ценности. Но речь сейчас, коль скоро вспомнился министр, не о семейном воспитании...

В «застойные» советские годы в обществе существовала стройная система воспитательной работы. С первого класса дети становились октябрятами - «внучатами Ильича»; потом пионерами, комсомольцами. В какой-то степени дети, конечно, проходили идеологическую обработку. Пионеры, например, клялись быть верными борьбе за дело Ленина-Сталина... Но кроме политической составляющей детей учили добру, учили быть примером для всех и помогать ближним. Пришла «перестройка» и ушли октябрятские звездочки, пионерские организации и комсомол. На смену пионерских костров пришли планшеты и игры-стрелялки. Сегодня в некоторых регионах детские движения возрождаются (где-то в форме пионерской организации, где-то – скаутской…), но система воспитания школьников разрушена. Функция воспитания переложена исключительно на учителей школ. Насколько это оправдано и результативно? На мой взгляд, недостаточно.

С «перестройкой» в обществе изменилось отношение к профессии учителя, относиться к ней стали без прежнего уважения. В педагогические институты, из-за небольшого конкурса, стали принимать тех, кто окончил школу на тройки. Будущие педагоги плохо учились сами, а потом стали плохо учить других. При этом учителя стали в школах исключительно предметниками.  Сейчас в школе трудится то поколение учителей, которым самим ни в школе, ни в вузе не рассказывали о нравственности. Почему так происходило, да потому, что каждый будущий педагог сам определял, что для него ценно. С изменением гражданских приоритетов в обществе, исчезло единое мнение преподавателей педагогических вузов о подходах к воспитательной работе.

Нужно с сожалением признать, что о воспитательной работе с самими будущими педагогами и сегодня в вузах задумываются мало. Удивил меня телерепортаж о дне первокурсника в Кемеровском университете. Ради того, чтобы набрать больше баллов в каком-то конкурсе студенты согласились участвовать в игре на раздевание… Первокурсники еще не педагоги. Но почему на это неприличное шоу без возмущения смотрели преподаватели вуза?! Вспомните французский фильм «Игрушка» с Пьером Решаром в главной роли. Президент корпорации предлагает своему подчиненному пройтись голыми по редакции, мол, это будет смешно. Редактор покорно начинает снимать с себя костюм. Тогда Рамбаль Коше его спросил: «Вы что, в самом деле разденетесь? Так кто из нас хуже? Я, приказавший снять вам одежду, или вы, готовый оголить свой зад?» В ситуации со студентами, похоже, нужно задать тот же вопрос.

Что сказал Адам Господу, когда познал добро и зло? «Я наг Господи»! И спрятался от очей Господних за дерево. Первокурсникам Кемеровского университета и их педагогам, видимо, никто никогда о нормах приличия не рассказывал. В результате, получив дипломы современные учителя, во-первых, просто не знают, как методически вести разговор о нравственности с детьми. Во-вторых, как им говорить о ценностях семьи, брака, патриотизма, когда им самим в вузе прививали другие принципы? Когда и они сами, и их ученики смотрят фильмы, где герои имеют по десять любовниц, а кровь льется «как вода» и вовсе не в результате подвигов и из любви к Родине?

Помощь учителям могли бы оказать священники, которые имеют устойчивые христианские убеждения  о добре и имеют опыт борьбы со злом. Но в большинство школ священников  не пускают. Опасаются, что они научат подрастающее  поколение чему-то плохому? Христианское воспитание сведено к школьному предмету «Основы православной культуры». Курс ведут преподаватели гуманитарных наук, которые не знают предмет досконально и не умеют интересно изложить темы для учащихся. В царской России в гимназиях дети под руководством священников учили «Закон Божий», в котором как раз и содержались не только религиозные, но и общечеловеческие нравственные нормы. К счастью, тогда не знали термина «толерантность» и родители не возражали против этого предмета, который ни в коей мере не отрицает уважительного отношения к людям других, не православных вероисповеданий.

Нравственное воспитание, о котором говорил министр образования, конечно необходимо. Но прежде чем говорить о нравственном воспитании в школе, надо еще долго поразмышлять над вопросом, кто и как будет этим заниматься в образовательном учреждении.

Комментарии

Комментариев нет.

Написать комментарий